Orlando

Я пришла в себя, как от похмелья долгого.

Я пришла в себя, как от похмелья долгого.
Где была, с кем была — ничего не помнится.
Голова моя изнутри толоконная,
Да в ушах медь-олово колоколится.

Тяжела стопа, не поднять ноги.
След тропинится меж осокою.
И туман сдавил, и озноб в кости
обвивается косовороткою.

Сколько старых лет, седина в висок,
Дряхлость взгляда, неверность поступи.
Я ж когда смогла дотянуть свой срок
До такой стариковской отупи.

Было, помнится, тридцать пять.
Жизнь не малая, но не' безоглядная.
Как пришла в себя — не могу стоять.
А была я проворная, ладная.


Что за морок со мной, да и скоро ль умру?
Стариковская доля невесела.
Вижу отблеском зеркало светит кору,
что бабуня пред свадьбой повесила.

Сколько лет я и зим подходила к нему,
Не пускали, следы мои путали.
Только видеть хотела не тьмы кутерьму,
А глаза свои в зеркале юные.

Рвал репейник подол и цепляли ветра,
Ухал филин и вороны гневались.
Мне маршрутом служила деревьев кора.
Отступали тревога и ненависть.

Зажигался рассвет. Я к зерцалу дошла.
Серебром окантовка змеится.
А оттуда — веселые смотрят глаза,
Молодая выходит девица.

Я смотрю, понимаю, что это она
На меня наложила заклятье,
И меня обрядила в проклятье свое,
как рядят в подвенечное платье.

Я смотрю, понимаю: она — это я.
Эта ненависть — самозаклятье.
А вокруг все кружит и кружит воронье —
Лишь сильней заключаю в объятья

Я ее. И обрушился мир.
Мириадами звезд и созвездий.
И планеты, и годы, и жизни во тьме,
И сияние новых соцветий.

Я узрела вселенную вдоль-поперек,
Из глубин и на самых вершинах.
А моя часть души, что закрыла зарок,
На плече моем плакала тихо.

А когда посветлела и свечи зажгла
Глаз своих мудрых и мирных,
Она в сердце, как в дом свой, спокойно вошла,
С тем, что было внутри уже, слившись.

Я не знаю, как много меня на земле
Разлетелось в осколках от боли.
Сколько разных частей изнутри и вовне
Стонут словно под игом монгольим.

Только путь свой продолжу во веки веков,
Собирая огонь по крупицам.
Чтоб себя обрести и в единстве своем
Мне с единством Возлюбленной слиться.
Orlando

Как вагоны...

Как вагоны раскачиваются! - стукают, стукают, стукают, -
Как кровь по моим вискам.
Голоса темных далей баюкают,
Льётся бархат по женским рукам.

Смех детский, злой и заливистый, перебил дорог канитель -
И кажется мне, все кажется, кажется, кажется,
Что могильную мягкость мне стелет метель,
Чтобы враз лечь по мерке - отмаяться.

Пустота снаружи, а внутри - звездным куполом опрокинутые сказки юности
И все бредится мне, бередят мои раны чужие слова о том, что все еще сбудется

В никуда - никуда - никогда - ну, куда? - ухожу я, голову на дыбы вздернув,
Плотным бархатом черным завесив взгляд.
Всех знакомых, друзей, всех пророков, любовниц, врагов - с мест своих преданных сдернув,
Я сжигаю пожаром сердца, вытряхиваю изнутрья смрад.

Быть может, Боже, опомнюсь-вернусь
Ошалевшим от тяжести дум спелым колосом ржи гнуться в землю свою родную,
Но пока на тебя только, ангел мой, злюсь,
То проклятья, то боль, то тупую дурную тоску в себе чередую.
Orlando

Арт-терапия, бля.

зачем мне чувак с неподвижной, застывшей психикой,
пусть хоть трижды он сам генерал или пост занимает в газпроме,
на что мне его протокольность в лице с выражением нытика,
на что мне о нем вспоминать, раз меня он не помнит.

и голос красивый, но только такой монотонный,
как пономарь за обедом читает меню, словно лекции,
и что ни спроси - даст ответ он дотошно-резонный,
но пресный, как будто католик на утренней секции.

хоть чем-то приправьте его эту гнусную рожу,
сидит рассуждает: в Италию еду, костюмы со скидкой
ты думаешь - блядь - своим пафосом душу творожит,
комкуется млеко души от понтов его кислых

а так начиналось неплохо - кафе, рестораны,
пожрать, выпить чаю, по теме коллег шлифануться,
однако на солнце есть пятна, на людях - изъяны,
и если совсем без любви, то легко долбануться.

не вышло, не пара. поплачу, поржу, успокоюсь.
ты где-то красивый по площади бродишь с друзьями.
хотя на фига о тебе, твоих чувствах забочусь -
ты, парень, урод - и моральный, и так, и словами.


(с) brasileader
#стихи #поэт #поэзия #пшелнах #буэээ
Orlando

В метро ко мне подошел пожилой фсбэшник

В метро ко мне подошел пожилой фсбэшник.
Усталый, в морщинах лицо, но глаза, какие глаза!
Сказал, я смотрю за тобой где-то года с второго:
Уж такая работа, прости,
Не могу отказать - просто дали сигнал.

Говорят, взглядом где-то ребенок к стене пригвождает,
И родители в страхе, но любят так сильно, что радость сильней.
И с глазами какая-то муть, то ли цвет поменяли,
То ли смотрят, пронзая, на тело до самых костей.

Я смотрю на него. Вижу кости в бордовом желе из крови и волокон.
Сухожильный какой. Но косая в плечах и размером с медвежью рука.
Он пронзает кусок человечьего мяса с пол-оборота,
Глушит резким ударом любого из стай мудачья.

Он раскрыл где-то тридцать террактов и больше полтыщи
Задушил на корню, словно гидру, кому-то кидая приказ.
Сохранил ежедневный метро кровоток, что ныряет в Мытищах
С девяти до шести, - без потерь, без геройств и прикрас.

В прошлой жизни он был поваренком забавным румяным,
А до этого - женщиной, воином. Жрицей и блядью за раз.
Всех, с кем спал он за деньги под сенями древнего храма,
Сквозь себя между ног пропустил, - в этой жизни спасает сейчас.

Карма очень забавная, жесткая, деточка, штука.
Много нитей сплетений всплошную, что тень на лице
от усталого вяза - наложены множество судеб,
Это русская сказка, в которой иголка в яйце.
А Кощея все нет.

"За кого же, я думал, ты замуж, — он мне говорит, продолжает, -
Вот из списка второй вроде был ничего, подошел бы тебе".
Не поддержанный мной, но со мной диалог провожает
Списком длинным бумажным имен и уже позабытых мной встреч.

Он мне словно родной, про меня знает больше и лучше,
Чем сама про себя. Только факты - и каждый под запись,
И его протокольное слово течет прямо в душу,
Каждый пункт и абзац - словно к ране приложенный ляпис.

"Ах, ведь он изменил. Ты прости, я того, не подумав.
Ты тогда молодец, что ушла, а горбатого разве исправишь...
Он и ей изменял, как тебе, - видно, нравился дурам,
Вот по дурам и шел. О тебе тосковал, да уже не поправишь."

Пожилой фсбшник по прописям жизни читает,
Я так тоже могу, но по прописям жизненных линий,
По рукам, по изгибу бровей, по тому, как дыханье качает
на слабеющих волнах обрывки речей его длинных.

Вижу, скоро событий клубок до конца домотает,
Как мотают на нарах свой срок уголовники в Форте.
Он хороший мужик. Много делает дел. И вот мне помогает,
С ним стоим в этом темном метро на носках, как две точки на хорде.

Он теплом обдает, хотя знаю, что стремно, волнительно-жутко
Ему быть рядом с той, кто в глазах его монстру подобна.
Эволюции стадии силы моей он порой в промежутке
Между дел подмечал, подшивая доносы беззлобно.

"А ведь ты, - говорит, - молодец, ничего не боишься."
Я смотрю на него, скулы сводит, и так, что бледнеют под ними сосуды.
Я его не смогу защитить. "Ну так что, ты решишься? -
Как сквозь сон слышу голос, - не то ведь сожрут тя, паскуды."

Он пришел защитить, мне сказать, что за мною облава.
Чтоб бежала в леса или просто из города сгинула б.
Незнакомый чужой человек получивший в войну генерала
Думал только о том, чтобы я уцелела и выжила.

Пока он говорил, нас менты окружать стали стаями.
Ксивы в серых карманах наощупь выуживать ринулись.
Воздух замер и начал секундный вколачивать сваями
Счет до первой атаки на нас. Что-то сдвинулось.

Как понять им, что стены меня и любые ограды не трогают?
Что свободные духом летят сквозь пространство во времени,
Что никто из всех тех, чьим указом прикладом с порога бьют,
Не могли угрожать никому моего рода-племени.

Я спокойно прошла в мир полей, где качают трещетками
Травы. Дерзко кричит зверобой, желтизной нашинкованный.
Оглянулась слегка: в вестибюле метро, подпримяв толокнянку подметками.
Чуть дыша генерал фсб стоял зачарованный.

(c) brasileader
Orlando

Какая странная ностальгия

Какая странная ностальгия.
Разбежаться - и рассыпаться тысячей брызг.
Искриться на солнце каждой отдельно, а потом собраться в большую лужу,
В которой мальчишки опять по весне
Будут пускать корабли

Из бумаги.

Какой непонятный сюжет.
Влюбиться в мальчишку - в тебя, как в мальчишку -
И снова по городу сутками, днями, ночами, дышать напролет
Свежим ветром и даже немного

Продрогнуть.

Какая причуда
Вернуться опять в Петербург.

(с)brasileader

Orlando

Многослойность

Какая-то странная ностальгия, которая возвращает как будто бы в прошлые жизни, но в рамках этой.
И там вроде где-то есть я, но сейчас и тогда - разных два человека.
Так страшно признаться себе и другим, какая ты есть. Но так хочется выйти из тени.
Быть любимой другим человеком - быть с другим человеком - вообще просто быть.
Вспоминать былые мечты, что скользят, оставляя на стенках следы, будто тень крыльев птицы.
Или вязью листвы, когда жаркий июль и ты вперила взгляд прямо вверх - еще выше - настолько далёко,
Что мешается цвет и зеленый и синий становятся светлым и темным.

Подростковая многослойность. Футболка, рубашка, куртка и шарф, и душа - всегда нараспашку.
И распахнутый взгляд, и разомкнутый круг - и от этого страшно, болезненно, и усилены чувства до края,
И сама ты как будто всегда на краю, и пешком по тому острию… но там плещется счастье.

(с)brasileader
Orlando

11.03.2016 Скоро лето и, может, кому-то неважно

Скоро лето, и может, кому-то неважно,
Что можно спокойно ходить без пальто,
Что легко и тепло даже в майке бумажной,
Что не будет ложиться узор на стекло.

И может быть, кто-то вообще не заметит,
Что теплый асфальт, не цепляет дверная,
И снег каждый шаг по тропинке не метит,
И жизнь вдруг какая-то очень простая.

Вкусный запах деревьев, от тополя сладкий,
Белой ваткой заткнул ветер кромку асфальта,
И солнечный свет на приветствие падкий
Раздувает легонько искринки базальта.

Я разую сандали и первопроходцем
Зашагну в мягкость трав свободной стопою
И, подобно сосуду с проржавленным донцем,
Изолью в тишину радость вестью благою
Orlando

Блин

Блин блинский.
Давно я сюда не писала

Я давненько не рисовала и не была сама с собой.
Так, чтобы счастливой, а не в тоске, потому что кто-то в очередной раз тебе недоступен.

Я нашла свое место.
Оно - в сердце моего Короля.

Но речь не об этом.
Как-то недавно один мой друг раскрыл мне "Модель для сборки". Я, наверно, и раньше слыхала, но как-то не слушала. А тут мы засыпали вместе под чей-то рассказ, и прямо так классно стало...

И сегодня собиралась по делам и решила накачать себе рассказов. Слушать не мое. Никогда этим не занималась. Хотя вот прямо сейчас вспомнила, что в детстве слушала пластинки. Но это совсем-совсем далеко, когда другого ничего и не было. Хорошие времена были.

Так вот. Мне понравилось!
Понравилось очень! Как будто восстанавливаются какие-то нейронные связи в мозгу. И я все понимаю! И это другое измерение вообще.

Но теперь - апогей. Пришла домой, включаю следующий рассказ, а там - гадское говно! Надоедливое говно! Серебристое переливающееся говно! И так много этого говна, что просто говно.

А главное - и рассказать-то некому. Некому вот так позвонить и рассказать, на какой рассказ нарвалась. Не с кем поржать.
Вот и сижу одна с воспоминаниями о говне.
Название рассказа не скажу, не фиг. Но суть в том, что это очень хорошо оплачиваемая работа была, собирать это говно, требующая особого таланта к тому же, потому что говно маскировалось все время. То под детеныша тюленя, то еще под какую-то хрень...

В общем, пляшем, котаны!
Orlando

(no subject)

Друзья!
Приглашаю вас на мой личный тренинг "Лаборатория текста". Он уникальный, создан мной.

- Почему мы мыслим так, как мыслим.
- Как научиться альтернативному мышлению?
- Как мыслить и говорить образно и красиво?
- А лаконично?

Предлагаю провести со мной выходные, по три-четыре часа. Вам нужно будет думать, общаться и писать в тетрадках.
Это - альтернатива лабораториям рисования, только текстовая.
Особенно интересна тем, кто хочет писать красивые признания и письма, кто по работе привык говорить казенным языком и хочет выйти за его рамки, кто хочет узнать больше о себе самом и других людях.

Я дам практически применимые ключи и инструменты.
Будет весело!

Я ориентируюсь на группу 10 человек. Точная стоимость и место проведения будет известна по мере формирования группы. Примерная стоимость 2-3 тысячи за оба дня!

Москва - Петербург - где угодно
Также рекомендую для компаний как альтернативу командным тренингам. Так вы узнаете друг друга гораздо лучше!
Orlando

Саша

а потом все обернется таким будничным невзначай выйдешь замуж?
а ты уже купила обратный билет и думала, как незаметней исчезнуть, поблагодарив за жилье и постой.
постой! а как же та, твоя тезка, с именем Саша?
ты же хотел ей все доказать, все, что только нельзя и что только можно.
что где-то порода, что очень надежен, что это серьезно, что-то что-то возможно...
а я...
серой мышью с бездонным взглядом, тоскующим по полям.
как ты там?
все так же уверен?
проверим?
тогда поцелуй.
когда-то же надо начать сознавать, что такое любовь
что значит на самом деле смотреть в глаза
и любить
с кого-то же надо начать
хоть с нас